а а а
А А А
Версия для слабовидящих

Палеонтологическая экспедиция в бассейн реки Лопсия (Березовский район, ХМАО – Югра)
Сроки проведения:
Июль 2014 г.

Цели и задачи: палеонтологические исследования отложений верхнеюрского возраста (150 млн.л.н.).

Река Лопсия – этот небольшой левый приток реки Северной Сосьвы, что впадает в неё относительно недалеко от посёлка Няксимволь, манила нас давно. По крайней мере уже два раза она значилась в наших планах, но всё как-то не удавалось сюда попасть. Название Лопсия переводится с мансийского языка как «Река завалов». В нижнем течении реки еще в середине XIX века упоминается грандиозный завал из стволов деревьев, перегораживающий её течение. Он существует и по сей день, осложняя передвижение по реке.  

Для начала скажем несколько слов о первых геологических исследованиях, проведенных в этом районе. Одной из первых экспедиций руководил Евграф Степанович Фёдоров, ставший впоследствии великим кристаллографом – ученым, изучающим строение и структуру кристаллов. А в 1880-х годах, когда он был приглашен Горным комитетом для участия в Северной экспедиции и составления геологической карты Северного Урала, Фёдоров только что окончил Санкт-Петербургский Горный институт. Результатом его труда стала очень подробная и точная, для своего времени, геологическая карта исследованного района и несколько статей с описаниями геологических маршрутов, совершенных им по рекам Урала. Многочисленные коллекции, в том числе и палеонтологические, послужили материалом для публикаций и других ученых. 

Отголоски этой экспедиции можно и сейчас «услышать» в местной топографии. В среднем течении Лопсии, на левом берегу, стояла изба Лебедзинского, которой сейчас уже нет, но на картах середины XX-ого века она еще значится, а это место и сейчас традиционно используется под стоянку. Сам же Л.А. Лебедзинский, по образованию инженер, кроме прочего отвечал в экспедиции Фёдорова за хозяйственную часть: организовывал склады, базы с продовольствием и снаряжением, нанимал проводников и транспорт, говоря современным языком – занимался логистикой. И, судя по отзыву Е.С. Фёдорова, справлялся с этим блестяще: «… мы всегда, как на каменную гору, надеялись на хозяина нашей экспедиции, и надежда нас никогда не обманывала; энергичными и умелыми распоряжениями он нередко выручал нас из беды».

Если Евграфу Степановичу повезло с Лебедзинским, то нам очень повезло сотрудничать с компанией ООО «Газпром трансгаз Югорск», которая безвозмездно предоставила вертолет, доставивший нашу экспедицию на Лопсию, а потом обратно. Это позволило затратить на дорогу не шесть суток, а всего одни, да и объем коллекции, которую мы собрали, был бы значительно меньше, поскольку в вертолет влезает «несколько» больше, чем в байдарку! Благодаря этой возможности кроме палеонтологов в экспедиции приняли участие и сотрудники отдела природы, что дало возможность собрать интересные коллекции грибов и растений, в том числе виды, ранее не представленные в музейном собрании.  Поэтому, мы выражаем огромную благодарность: членам экипажей вертолетов «Газпром авиа», высадивших и забравших нас в самых удобных для проведения исследования местах; начальнику службы организации перевозок ООО «Газпром трансгаз Югорск» Владимиру Петровичу Феофанову, за непосредственную, четкую организацию наших полетов и неизменную доброжелательность; генеральному директору ООО «Газпром трансгаз Югорск» Петру Михайловичу Созонову, за спонсорскую поддержку научных исследований, направленных на изучение прошлого и настоящего природы нашего края.

Что же такого интересного с точки зрения палеонтологии на «Реке завалов»? Дело в том, что здесь выходят на поверхность породы юрского периода, а еще точнее – кимериджского яруса, возраст которых насчитывает около 150 миллионов лет. В двух обнажениях, расположенных в одном километре друг от друга, вскрываются рекой глинистые отложения, переполненные ископаемыми раковинами разнообразных древних моллюсков: аммонитов, белемнитов, двустворок и гастропод. Это наиболее полный, и с палеонтологической точки зрения лучше всего охарактеризованный разрез кимериджского яруса в северной части России. Чтобы убедиться в богатстве этих местонахождений не требуется быть «семи пядей во лбу», достаточно посмотреть себе под ноги и убедиться, что пройти по берегу реки невозможно, не наступив на древних обитателей моря. Россыпи стрелообразных ростров белемнитов и фрагменты спиральных раковин аммонитов устилают дно реки, вымытые её бурным течением из податливых глин. Много миллионов лет назад их обладатели парили или стремительно проносились в толще соленых и теплых морских вод, а теперь их остатки омываются пресной и холодной водой, текущей с Уральских гор. В те далекие времена Уральские горы также разделяли пространство, только они служили барьером не для наземных организмов, так сейчас, а для морских, поскольку и с другой стороны они омывались морем. Возможно, что между этими морями существовали проливы, по которым отдельные виды моллюсков могли мигрировать из одного моря в другое, что подтверждается находками некоторых видов белемнитов и аммонитов, обитавших в обоих морях. 

Мы хорошо себе представляли, что должны увидеть, и каких ископаемых найти для музейной коллекции, поскольку эти местонахождения неоднократно были описаны в геологической и палеонтологической литературе. С одной стороны, задача легкая, поскольку мы далеко не первооткрыватели – смотри себе в книгу и все там расписано, а с другой стороны, по той же причине, несколько занудная что ли. (Хотя стоит оговориться, что поиски ископаемых – одно из самых увлекательных занятий на свете и их не очень корректно назвать занудными!). Но у нас была еще и сверхзадача – найти остатки морских рептилий, которые обязаны были жить в этих морях, но не было достоверных находок из отложений юрского периода на восточном склоне Урала. Правда отдельные находки позвонков мозазавров известны из Свердловской области и даже в бассейне реки Северной Сосьвы, но только из горных пород мелового возраста. И знаете, девиз «Кто ищет, тот всегда найдет!» и предчувствие того, что такая находка возможна, сделали свое дело. Мы нашли два позвонка ихтиозавра! Хоть скромная, но первая находка костей этого интересного вымершего животного на территории Западной Сибири.

Формой тела ихтиозавры очень напоминали дельфинов. Точнее, это дельфины напоминают ихтиозавров, ведь первые китообразные появились около 50 миллионов лет назад, а ихтиозавры появились от какой-то наземной группы рептилий уже в раннем триасе около 245 миллионов лет назад, и вымерли в середине мелового периода, около 90 миллионов лет назад. Достигали эти животные громадных размеров, до 20 метров в длину и более, перегнав по этому показателю других мезозойских рептилий – плезиозавров и мозазавров. Позвонки, найденные нами, принадлежали особи с более скромными размерами, около двух с половиной метров.

 Конечности ихтиозавров были преобразованы в ласты, зачастую с увеличенным количеством пальцев (до 10), и огромным числом фаланг. Их удлиненные челюсти вооружены рядом однообразных, красивых зубов с коронкой конической формы, приспособленных для питания рыбой и головоногими моллюсками – аммонитами и белемнитами. Есть находки целых скелетов ихтиозавров, в брюшной полости которых найдены ростры белемнитов, а есть и такие, в которых найдены более мелкие ихтиозавры – ихтиозавры были живородящими, в отличие от большинства рептилий, которые откладывают яйца. Еще одна особенность, которую хочется отметить, это их глаза. Они обладатели самых больших глаз среди позвоночных животных. Предполагают, что это помогало охотиться им на больших глубинах, куда солнечный свет практически не проникает.

Возможно, нам когда-нибудь удастся найти череп ихтиозавра, и тогда мы сможем «посмотреть» в его большие, удивительные глаза! А пока, будем довольствоваться мыслью, что каких-то 150 миллионов лет назад они плавали в море, вот здесь, где мы с вами ходим.

Антон Резвый

заведующий отделом палеонтологии

  • Высадка на галечном острове на р. Лопсия
  • Палеозойские известняки с раковинами гастропод
  • Мостовая из ростров белемнитов
  • Конкреция с раковинами двустворчатых моллюсков (Pinna sp.)
  • На обед у паука Мизумены косолапой (Misumena vatia) бабочка Перламутровка селена (Boloria selene)
  • Гриб - псевдоежовик студенистый (Pseudohydnum gelatinosum)
  • Зачистка на обнажении №42, верхний оксфорд
Яндекс.Метрика